Okirumi (okirumi) wrote,
Okirumi
okirumi

Выставка "Капсула времени: женская версия"

На прошлой неделе была в Музее Москвы на замечательной выставке.
Из фотогаджетов с собой был только телефон, увы.

Итак.
организатор - Музей Москвы
куратор - Ирина Карпачева
автор текстов - Евгения Пищикова
координаторы - Яна Власкина, Роман Сичкарев
художник - Ольга Карраск
архитекторы - Сергей Неботов, Анастасия Грицкова, Татьяна Лешихина


Выставка "Капсулы времени: женская версия" - восемь женских городских историй на языке повседневных вещей. Вещи говорят о нас чаще, охотнее и подробнее, чем мы говорим о них. Призванные прикрывать, защищать наше социальное тело, они бывают разоблачающе откровенны. Восемь вещевых наборов, восемь капсул времени с предельной жестокостью повседневного взгляда рассказывают о жизни восьми поколений москвичек/

Конец XIX века Belle Epoque (снимка нет...)
Женщина Belle Epoque нимфа, ей удобно быть слабой, нуждающейся в защите. Он девочка-де­вочка - воздушная, бело-розовая, затянутая в корсет; она сидит в креслах и разливает чай. Все вещи в ее наборе предназначены для того, что бы защищать или утешать. Или согревать. Веер -защита от зноя, зонтик - защита от солнца, шаль - защита от вечерней прохлады, а перчатки – это чтобы не дай Бог не дотронуться до жизни голыми руками. Между житейской прозой и прекрасной дамой проложен шелковый защитный слой. Как слой папиросной бумаги в конфетной коробке. Воздух времени в ее уголке пахнет духами Брокар.


1920-е. Ревущие двадцатые
Двадцатые годы - это время распада старой по­вседневности, недолговечная эпоха «отчаянной буржуазности» нэпа, и, наконец, утверждение Нового быта.
Распад старой повседневности повлек за со­бой массовую гибель вещей. Пришло время до­мов-коммун, общепита и коммунальных квартир, наша москвичка входит в свежий обобществлённый мир со странный набором в руках. С собой она несет футляр от маузера, плакат «Долой гнет и обывательщину домашнего быта» и коробочку из-под моссельпромовских конфет. Но все же москвичка еще сопротивляется едино­образию своего будущего вещевого окружения


1930 - 1940-е. Роковые
В тридцатые и особенно сороковые главенство над вещевым миром без боя было отдано репродуктору, сосредоточию страха и надежды. Появились первые советские предметы роскоши - радиоприемник, патефон, наручные часы и велосипед. Образовалась и советская светская жизнь - в быт вернулись понятия отдых, курорт, вечер в клубе, новогодняя елка. Москвичка ку­пила патефон и мясорубку. В дом вернулся очаг, огонь, вокруг которого нужно сидеть всем родом - только огонь теперь горит на потолке. Наша москвичка опять обрела символ дома – круглый оранжевый абажур




1950-е. Фестивальные
В пятидесятые, как считается, страна впервые столкнулась с заграничным вещно-предметным миром. Это последнее десятилетие, когда ценность «пошитой» вещи была выше ценности вещи покупной. Мишель де Серто писал, что швейная машинка - не что иное как орудие со­противления, потому что с ее помощью обыватель преодолевает навязанный государством тотальный дефицит, и, сопротивляясь власти, воспроизводит необходимое ему вещевое окру­жение. В таком случае женщины пятидесятых сопротивлялись власти, сами того не осознавая, и в уютнейшем окружении: среди вышитых сал­феток и слоников из мыльного камня


(такой термос, со стеклянной колбой, требовал крайне бережного обращения: при падении она могла разбиться, а достать новую было проблематично. Зато какой из него был вкусный чай!) Здесь и далее примечания в скобочках - мои


(мне досталось много подобного мулине и вышивок от бабушки. Нитки Кировского завода и сейчас можно встретить в продаже. На мой взгляд, они приятнее, чем китайские. А ещё было импортное индийское секционное мулине, с переходами цветов ;) )




1960-е. Полдень, XX век
В шестидесятые годы мир женщины изменился - потому что изменился стиль эпохи. В моду вошла молодость и стала задавать времени стиль и тон. Важно было быть юным, смелым, свободным, го­товым каждую минуту сорваться в дорогу. Пер­вый раз за все советское время, за весь двадца­тый век главной героиней времени оказалась не женщина, держащая мир и дом на своих плечах, а девушка-друг. И вещи вошли в моду такие, что бы можно было взять их с собой: приемник «Спидолу», журнал «Юность» с модной повестью о молодых. В руках легкой на подъем девушки легкий пылесос, облегчающий домашний труд. Называется пылесос - «Ракета»


(кстати, кефир в крышечках из фольги ммы ещё в 80-х в Тбилиси покупали. Крышечки были одноцветные и полосатые. Чем различались продукты под ними - увы, не помню...)




1970-е. Пустое и полное
В семидесятые годы в ходу был риторический вопрос: «Почему в магазинах полки всегда пу­стые, а холодильники у всех всегда полные?». Пожалуй, этот вопрос и есть абсолютная мета­фора эпохи семидесятых - десятилетия, которое стало временем и наибольшего товарного дефи­цита, и наибольшего за все годы советской жиз­ни вещевого благополучия. Именно в это деся­тилетие определился «большой вещевой набор благополучного советского человека»: стенка, ковер, хрусталь, магнитофон импортный, авто­мобиль, дача. Модная вещь, если ее удавалось достать, была обязательна к ношению: мода еще не была многовариантна. Главное, в моду верну­лась целостность семьи




1985-1990-е. Перестройка
В восьмидесятые годы мужские и женские вещ­ные миры особенно наглядно разошлись. Стали появляться новые предметы и новые смыслы, и они уже строго делились на «мужские» и «жен­ские». Одной из главных женских вещей стала кукла Барби - символ нового в женской жизни. Девяностые же годы оказались временем потребительского ученичества. Пожалуй, главная наука восьмидесятых годов - это та, что вещи делятся на вечные и одноразовые, и автомо­биль, холодильник и телевизор - не бессмертны. Главная наука девяностых - что вещи делятся на старые и новые, и старые могут стоить гораздо дороже новых.

(а вот отсюда я уже помню некоторые вещи! Журналы, пластинки, даже ваучер и карточку покупателя)


(ооо, пластинки! Их у нас было много и всяких разных. Помню это волшебство: поставить пластинку на проигрыватель, специальной круглой штукой с бархатом стереть пыль, поставить иглу на начальную дорожку...)




(Бурда  нас тоже была. Вон та тётя в фиолетовой шляпе - мой любимый журнал. Тогда ещё в Burda Moden печатались рецепты еды, которые вводили в замешательство названиями диковинных продуктов: "для салата возьмите пучок рукколы...") А да, и выкройки были странные - не на несколько размеров для каждой модели, а на один-два. Не очень удобно)


(легендарные неубиваемые телефоны. По-моему, у Нокии ещё антенна выдвигалась)


(вязание, пластиковые спицы. У моей мамы такие до сих пор где-то лежат)


2000-е Нулевые
В двухтысячные годы выяснилась, что женщина не просто покупатель более умелый, чем мужчина, она - идеальный покупатель. Мир женщины двухтысячных годов обогатился новыми поня­тиями и событиями. Путешествия стали важной частью культуры благополучия. И если бы барышня двухтысячных собирала капсулу времени, она бы положила туда сотни фото и десятки сувенирных магнитиков. С модой на хвастливые магниты окончательно определилась и главная вещь в доме 2000-х годов - холодильник, на котором все они хранятся. Еще одно новшество двухтысячных - начало неистовой сетевой жиз­ни. Фейсбук не обрусел, Инстаграмма нет, но жж, «Одноклассники» и сайты знакомств уже перекраивают вселенную


(негусто магнитиков-то ;) )


(онлайн-торговля - наше всё!)


(и вот, посмотрев выставку, я задумалась: какие вещи достойны быть положенными в "капсулу времени" сегодняшних дней? Ведь очевидно, что 2000-е отличаются от 2010-х, новые вещи входят в нашу жизнь, а старые отправляются на полку. Всё большее значение получают мобильные гаджеты, телефон перестаёт быть только средством для позвонить, планшеты и ноутбуки захватывают почти всё личное время, а жизнь оффлайн (мысль взята у кого-то из френдов в жж) становится всего лишь поводом для нового поста и активной жизни онлайн... А её в капсулу не положишь...)
Tags: Москва, музеи_и_выставки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments